История монастыря

Глава IV

Главным трудом сестер, согласно составленным иеромонахом Варнавой правилом, была постоянная молитва. Богослужения там совершались постоянно, без суеты, неспешным и вразумительным чтением, монастырскими распевами, и невольно влияли на прибывавших туда богомольцев. При этом в обязательном порядке, все сестры должны были присутствовать на богослужениях. Даже игумения, невзирая на занятость делами по управлению монастырем, не освобождалась от служб. Сам монастырь полностью обеспечивал своих насельниц всем необходимым, давая им каждодневное питание, одежду и келейную обстановку. Старец Варнава говорил своим сестрам: «Вы имеете все, и если не будете молиться, то оправдания не будете иметь!» Именно этим и отличался Иверский монастырь от всех остальных.

Сестры обители с особым благоговением относились к старцу Варнаве. Они называли его своим «кормильчиком», ибо он действительно являлся для них кормильцем как духовным, так и телесным. По шесть-семь раз в год он навещал Выксу, всецело отдавая себя своим «иверским дочкам». Для его проживания в монастыре был построен специальный небольшой двухэтажный домик, где он принимал сестер (сохранился и по сей день). Каждый приезд преподобного Варнавы являлся своеобразным монастырским праздником. Фактически непрерывно батюшка также вел переписку с нгачальницами и насельницами, давая им духовные наставления и советы по благочинию в обители.

Как никто другой, мог утешить отец Варнава всякого, кто обращался к нему за духовным советом и помощью. Всех приходящих к нему, он ласково называл «сынками» и «дочками», и при этом к каждому обращался на «ты». Известно, что среди духовных чад батюшки Варнавы были многие митрополиты и епископы, настоятели и настоятельницы монастырей, обер-прокурор Святейшего Синода В.К.Саблер, и сам царь-мученик Император Николай II.

Когда 17 февраля 1906 года последовала кончина преподобного о.Варнавы, то сестры Иверского монастыря в буквальном смысле, осиротели. Насельницы монастыря с большим трепетом и благоговением относились к памяти старца и после его смерти. И уже после погребения его в пещерах Гефсиманского скита, сестры Иверского монастыря неоднократно обращались в Св. Синод с просьбой перезахоронить его в Иверском монастыре. Сам старец Варнава еще при жизни своей не раз говорил сестрам и своим духовным чадам и почитателям о том, что его могила будет в Иверском монастыре, указывая место ее в Успенском храме. Последний раз с такой просьбой насельницы обращались к Св. Патриарху Тихону в 1924 году, но и тогда этот вопрос был отклонен. Уже в наши дни, 19 июня 1995 года, старец иеромонах Варнава (Меркулов) был прославлен в лике святых, как местночтимый святой, в сонме других Радонежских святых Троице-Сергиевой Лавры.

Благоустроенная Иверская обитель обеспечивала не только собственные нужды, но занималась благотворительною деятельностью. На монастырские деньги были построены церковно-приходские школы как в самой Выксе, так и в соседней деревне Мотмос.

В годы Первой Мировой войны на территории Иверского монастыря размещался лазарет для раненых воинов, где одновременно сестры могли лечить порядка 270 человек. Обитель делала также пожертвования в пользу специально созданного благотворительного Епархиального Комитета и Всероссийского Красного Креста. Лишь за период с августа 1914 года по декабрь 1915 года, согласно официального отчета, Иверский монастырь перечислил 815 руб. и собрали более 2699 различных вещей среди нижегородцев. В качестве послушания сестры занимались изготовлением и шитьем воинского обмундирования и теплых вещей, количество которых за аналогичный период составило более 3 300, а из монастырской муки было выпечено для нужд войны порядка 110 пудов сухарей.

Кроме этого, монастырь принял в свои стены 170 учениц эвакуированного их западного района России, бывшей Курляндской губернии, Иллуксткого женского училища и до 100 монахинь Иллуксткого монастыря. Многие из них остались проживать в Выксе и после революции.

К 1915 году здесь проживало 72 монахини и 412 человек белиц-послушниц, а в 1917 году – 85 монахинь и 395 послушниц, и вплоть до Октябрьского переворота он продолжал существовать как налаженная хозяйственная структура.

С приходом советской власти уже в 1919 году монастырь был официально закрыт, и часть его зданий и построек была национализирована. Но не взирая на это еще до 1928 года здесь на территории монастыря продолжали проживать монахини и сестры на правах сельскохозяйственной артели.

Первоначально в стенах обители была расквартирована дивизия красноармейцев. В доме о.Варнавы поселился первый секретарь уездного комитета большевиков М.М. Каганович. После окончания гражданской войны в ее зданиях разместились учреждения новой власти, различные учебные учреждения, мастерские. Культовые здания частично были ликвидированы либо приспосабливались для гражданских нужд. Часть построек была использована под жилье рабочих Выксунского металлургического завода, некоторые разбирались на кирпич. Так, кирпич, оставшийся от разборки в 1925-1929 годах монастырских стен и Иверского храма, использовался затем при строительстве уже советских сооружений: Дворца культуры металлургов, поликлиники и роддома. Были разобраны купола и своды больничного Успенского храма, а летом 1927 года комсомольскими активистами произведен взрыв Троицкого собора, уничтожены три верхних яруса колокольни. В 1929 году окончательно потерявший свое первоначальное назначение комплекс зданий бывшего монастыря получил наименование поселка имени революционера Лепсе. Некогда образцовое монастырское хозяйство было, в конце концов, полностью разорено.

От основания до закрытия обители, ею управляли шесть настоятельниц: первоначальница схимонахиня Неонилла, монахиня Мария (Пивоварова), игумения Митрофания, игумения Павла, игумения Серафима, игумения Маргарита. На 70 с лишним лет после них замерла жизнь славной Святой обители.

Наверх

<<<